Вернуться   Форум фанатов Спартака > Общение > Все обо всем > В России и мире

В России и мире Мир в котором мы живем

Ответ
 
Опции темы
Старый 05.06.2017, 05:28   #261
Evgeniy 23
 
Регистрация: 27.05.2013
Адрес: Новосибирск
Сообщений: 11
Рейтинг мнений: 23
Поблагодарили 155 раз(а) в 64 сообщениях
По умолчанию Re: С днем толерантности!

Счас все сложнее в школах. Права ребенка все дела. Ругать его нельзя - психику типа травмирует. Отчислить тоже гемор - счас все родители умные, чуть че в прокуратуру.
А че касаемо ментов - так до определенного возраста мелкие вообще не подсудны. У меня друг когда в ППС работал вместе с ПДНщиками ездил. Малолетки женщину убили и ничего им не было. Психолог и пару месяцов каком то интернате.
Вот меня кстати вопрос интересует. Этот Гамзат понятно не подсуден, но и оппоненты его тоже. Ну не может ребенок силой справиться купи ему электрошок. %%$@ет пару раз больше не полезет. Главное объяснить чтоб если че говорил что на улице нашел а не родители дали.
Evgeniy 23 вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28.07.2017, 16:58   #262
Ustas
 
Аватар для Ustas
 
Регистрация: 23.06.2011
Сообщений: 2,045
Рейтинг мнений: 296
Поблагодарили 1,154 раз(а) в 618 сообщениях
По умолчанию Re: С днем толерантности!

На Европу надвигается очередная миграционная волна

В Европе нарастает тревога в связи с непрекращающимся миграционным нашествием. После того, как была перекрыта «балканская тропа», беженцы (преимущественно африканцы) избрали средиземноморский маршрут и прибывают в Европу через Ливию. Главные порты назначения — в Италии. Здесь скопилась основная масса беженцев, чтобы потом разбежаться по всей Европе. В этом году их число может составить свыше 200 тысяч человек. В целом поток мигрантов по средиземноморскому маршруту вырос на 30-40% в сравнении с 2016 годом.

Новый председатель Европейского парламента Антонио Таяни предупредил евродепутатов, что в ближайшие годы в Европу могут прибыть 20 миллионов африканцев. В этой связи Таяни призвал к решительным действиям. По его мнению Евросоюз должен создать лагеря по приему беженцев на территории Ливии.

Таяни назвал несправедливой систему распределения беженцев в ЕС, в результате которой основная нагрузка легла на Италию.

Рим требует в этой связи обеспечить доставку терпящих бедствие мигрантов в средиземноморские порты других стран Евросоюза. Италия взывает о помощи, она просит своих европейских партнеров открыть свои порты для судов с беженцами. Однако вместо реальной помощи Рим получает заверения в солидарности.

Требования положить конец миграционному нашествию звучат не только в Италии. Вице-председатель баварского Христианско-социального союза (ХСС) Манфред Вебер предложил использовать корабли НАТО с целью блокировки миграционных потоков и обуздания контрабандистов «живым товаром». Вебер заявил: «Бесчеловечный бизнес контрабандистской мафии должен быть остановлен, в крайнем случае силой оружия». В этой связи корабли НАТО должны патрулировать средиземноморскую акваторию у берегов Ливии. Вместе с тем наблюдатели признают, что без соответствующего мандата ООН сделать это будет трудно.

Главная причина нынешнего кризиса в Средиземноморье — ситуация, сложившаяся в Ливии после свержения режима Каддафи. В стране царит хаос, все побережье находится под контролем вооруженных формирований и контрабандистов. Для них переправка беженцев — чрезвычайно доходный бизнес, в котором участвуют мафиозные структуры Европы, а также, возможно, и некоторые гуманитарные организации. Глава пограничной службы Frontex Фабрис Леггери обвинил международные неправительственные организации (МНПО) в содействии контрабанде. Подбирая людей непосредственно у берегов Ливии и доставляя их в Италию без уведомления соответствующих европейских служб, суда МНПО фактически поощряют деятельность контрабандистов. Это не беспочвенные обвинения, их поддерживает ряд политических партий Италии и лично экс-премьер Маттео Ренци. Прокурор сицилийского порта Катания Кармело Цуккаро заявил, что бесконтрольная деятельность МНПО делает бессмысленными все усилия по нейтрализации контрабандистских сетей. Естественно, левые движения и гуманитарные организации Западной Европы категорически отвергают эти обвинения и ведут активную кампанию в СМИ в поддержку своих действий.

Имеет ли Европейский союз хоть какой-то план решения беженской проблемы? Практически нет. Выдвигается целый набор рецептов, зачастую противоречащих друг другу. Среди них — предоставление беженского статуса только пострадавшим от войн и терроризма лицам, высылка «экономических мигрантов», борьба с контрабандой «живым товаром», справедливое распределение беженцев по квотам внутри ЕС, экономическая помощь Африке, защита морских границ ЕС, вплоть до военной блокировки «ливийского маршрута». Однако ни один из этих пунктов на сегодняшний день не выполняется. Лишь частично функционирует выплата денежных компенсаций странам, на которые пришелся основной удар «беженской волны», то есть Греции и Италии, но совершенно не работает система квот — справедливого распределения беженцев среди стран ЕС. А тем временем, несмотря на все декларации, в Италию продолжают идти плавсредства с нелегальными мигрантами. Изменилась и география миграционных потоков: большинство беженцев, использующих средиземноморский маршрут, прибывает не из стран Ближнего Востока, а из Африки южнее Сахары. На первом месте — беженцы из Гвинеи, Нигерии и Кот-д'Ивуар (бывший «Берег Слоновой Кости»). Причины — нищета, войны, эпидемии, терроризм.

Тем временем миграции приобретают глобальный масштаб. Согласно последним (явно заниженным) данным ООН, 23 миллиона человек в развивающихся странах находятся в стадии «конкретной подготовки» и готовы в любой момент двинуться на север в поисках лучшей жизни. Главные пункты назначения — Европа и Северная Америка. «Конкретная подготовка» означает, что эти люди копят деньги, собирают информацию, связываются с контрабандистами и т.д. В этой связи можно говорить не о спонтанном порыве «уехать», а о сложной логистической операции. Институт Гэллапа оценивает миграционный потенциал намного выше: 760 миллионов людей во всем мире готовы «двинуться в путь», причем 66 миллионов — уже в ближайшие 12 месяцев. Генеральный директор Международной организации по миграции (МОМ) Уильям Свинг считает, что миграции будут продолжаться еще длительное время. В этой связи он предлагает не ограничивать миграции, а расширять их, облегчать допуск беженцам в страны Запада. Де-факто — вливать свежую кровь в стареющую Европу. Такую же позицию по умолчанию занимает и Евросоюз. Это означает, что глобалистский, неолиберальный, псевдогуманистический подход к беженской проблеме по-прежнему доминирует в правящих структурах Запада и международных организациях.

Пока только Восточная Европа противостоит этой тенденции. Абсолютно непримиримо относятся к приему мигрантов страны «Вышеградской четверки» (Польша, Венгрия, Чехия и Словакия), они категорически отказываются принимать у себя беженцев, в связи с чем вошли в открытый конфликт с Еврокомиссией. А премьер-министр Венгрии Виктор Орбан построил пограничный забор на границе с Сербией и фактически перекрыл «балканскую тропу». В Венгрии действует самый жесткий закон в Европе, практически блокирующий возможность получения беженского статуса. Вместе с тем, растет число сторонников жесткого подхода и в ряде стран Западной Европы. Австрийский экономист Штефан Шульмайстер на страницах газеты Der Standard выдвинул следующее предложение: необходимо лишить беженцев стимулов к миграции. С этой целью — интернировать их на островах (Лесбос или Лампедуза) без малейших шансов на дальнейшую переправку в Европу. Это будет реализацией успешно себя зарекомендовавшей «австралийской модели». Во-вторых, прекратить «гуманитарное безумие» по спасению беженцев на море. Когда люди буду знать, что риски добраться до Европы очень высоки, они призадумаются. В-третьих, только пограничная служба Frontex должна спасать людей и отвозить их обратно в Ливию, Тунис или Египет, даже если эти страны не желают их принимать. В крайних случаях, по мнению Шульмайстера, можно выборочно топить надувные лодки. Даже если некоторое количество людей погибнет, «отпугивающий» эффект будет огромным. В любом случае жертв будет несопоставимо меньше, чем те пять тысяч беженцев, что утонули в Средиземном море в 2016 году. Главное — чтобы Евросоюз проявил решимость, но этого ждать не приходится. Из моральных и политических соображений европейские политики никогда не пойдут на это. А тем временем проблема усугубляется: в Европе беженский кризис приводит к росту национализма и правого популизма. Миграция становится таким же фактором мирового кризиса, как глобальное потепление и терроризм.
Ustas вне форума   Ответить с цитированием
Старый 28.07.2017, 17:37   #263
Ustas
 
Аватар для Ustas
 
Регистрация: 23.06.2011
Сообщений: 2,045
Рейтинг мнений: 296
Поблагодарили 1,154 раз(а) в 618 сообщениях
По умолчанию Re: С днем толерантности!

Работорговля под носом у Европы

В городе Сабха на юге Ливии с населением около 100 тысяч человек есть место, известное как «гетто Али». Эти слова заставляют съежиться 18-летнего гамбийца Абу Бакара Яу (Abou Bacar Yaw), который пробыл там два месяца.

По словам очевидцев, гетто Али размещается в здании бывшей тюрьмы. До войны, закончившейся со смертью Муаммара Каддафи, через Сабху пролегал один из путей миграции из Центральной Африки в Европу. Там задерживали и депортировали на родину многих иммигрантов из этого региона. Помимо этого, Сабха была относительно привлекательным городом для туристов-любителей приключений.

По рассказам Абу Бакара, сегодня это здание, состоящее из камер и внутреннего двора, заброшено, в нем полно крыс и пыли. Сотни молодых африканцев содержатся в тесных помещениях без света и вентиляции. Этим местом заправляет ливиец из племени тубу, которого называют Али. Вокруг, на улицах Сабхи, порядок устанавливают военизированные формирования, контрабандисты, мафиози и просто вооруженные жители. Эта зона закрыта для посещения.

Абу Бакар оказался там после пятидневного безостановочного перехода через пустыню. Отправной точкой был город Агадес на севере Нигера, туда же он вернулся через несколько месяцев. Сидя на старом стуле, он рассказывает о своих злоключениях под звучный призыв к молитве, раздающийся из находящейся неподалеку мечети. По словам Абу, возле левого глаза у которого шрам, в Сабхе все знают про гетто Али. «Но это всем безразлично, потому что Ливия — это ад. Все вооружены. Даже дети ходят с пистолетами. И никого не волнует ни добро, ни зло», — говорит он. Кажется, что то, что происходит в гетто Али, не доставляет никому особого беспокойства.

«Я заранее оплатил проезд до Триполи. Я оплатил его в Агадесе до отправления», — рассказывает Абу Бакар. Это стоило ему 381 евро — сбережений всей его семьи. «Но я так и не доехал до Триполи», — вздыхает он. Добравшись до Сабхи после переезда через Сахару, водитель отвез своих пассажиров в гетто. «Там были ливийцы в военной форме и с оружием. Не знаю, были ли это солдаты, повстанцы или кто-то еще», — рассказывает он. Абу и его спутников втолкнули в здание, заявив, что они не оплатили проезд, хотя это было не так, и посадили их под замок без дополнительных объяснений.

На протяжении двух месяцев, пока Абу был в гетто, ему выдавали стакан воды и батон хлеба в день. По его оценкам, там находилось около 300 человек, только мужчины. Тех, кто умирал, другие должны были вытаскивать на улицу и сжигать тела на пустыре рядом с тюрьмой. «Каждый день приходили арабы, иногда в сопровождении телохранителей, и нас выводили во двор. Там мы должны были садиться в ряд таким образом (Абу садится на пол, разведя ноги), каждый садился между ног того, кто был сзади. Образовывалось что-то наподобие поезда на земле», — вспоминает Абу. Он вновь садится на стул и продолжает рассказ: «Арабы ходили между нами и отбирали некоторых. Обычно они выбирали сильных, тех, которые, скорее всего, не умрут через пару дней. Их выбирали как манго на фруктовом рынке. Потом они платили надсмотрщикам гетто и забирали товар. Арабы приходили каждый день покупать нас».

Абу продали через два месяца. «Я не знаю, сколько за меня заплатили. При нас не говорили о деньгах, отходили в угол торговаться», — говорит гамбиец. Абу замолкает, смотря перед собой потухшим взглядом. И продолжает вновь: «Гетто Али — как раз такое место, которое представляешь себе, когда говорят про невольничьи рынки». В городе, до недавнего времени считавшемся туристическим, в стране, находящейся в 400 километрах от Европы, процветает работорговля в XXI веке!

Ливийская «черная дыра»

До войны — конфликта, который вспыхнул в 2011 году в продолжение «арабской весны», — через Ливию пролегал один из нескольких путей миграции в Европу. Представители мафиозных структур предпочитали в ряде случаев переправлять мигрантов в Мавританию, а оттуда на лодках на Канарские острова; или они пересекали Алжир, доезжали до границы с Марокко и перебирались в Мелилью; или пытались через Ливию добраться до побережья, чтобы доплыть на плотах до итальянского острова Лампедуза.

Сегодня через Ливию лежит, пожалуй, единственный путь в Европу. В стране такой хаос, что мафиози и торговцы живым товаром могут беспрепятственно разбивать лагеря где угодно, а в других странах границы находятся под контролем. Каждый населенный пункт в Ливии находится под властью разных вооруженных формирований. И мигранты пытаются воспользоваться этой неразберихой, чтобы пересечь море. По оценкам Международной организации по миграции (МОМ), сегодня в Ливии заблокировано около 330 тысяч мигрантов.

Проблема состоит в том, что у этого беспорядка есть и обратная сторона: в условиях отсутствия какого-либо контроля тысячи мужчин и женщин становятся добычей похитителей. В последние несколько месяцев эти похищения приобрели новый оборот: растет количество рабов.

В апреле этого года МОМ — организация под эгидой ООН — опубликовала доклад, в котором указывается, что в Ливии уже несколько месяцев существуют невольничьи рынки — места, где продают мигрантов для использования их в качестве рабочей силы, обслуживающего персонала или секс-рабов.

Директор миссии МОМ в Нигере Джузеппе Лопрете (Giuseppe Loprete) говорит, сидя в своем кабинете в представительстве в Ниамее, что «мигранты, возвращающиеся из Ливии, рассказывают страшные истории о побоях, аукционах, купле-продаже рабов». Зловещее путешествие в прошлое на противоположное побережье Средиземного моря! Гетто Али, где был продан Абу, — один из таких рынков.

Речь не идет о похищении людей с целью выкупа, ни об эксплуатации рабочей силы, ни о возможности заплатить за освобождение. Речь идет о работорговле, когда жители Ливии покупают выходцев из субсахарской Африки, чтобы те работали в их домах, на фермах или полях без какой-либо зарплаты, если не считать еды и крова, в условиях жестокого обращения.

МОМ заявила об этом, и сейчас очевидцы, которым удалось сбежать, начали давать показания. Но международное сообщество мало что делает для того, чтобы положить конец этому кошмару из прошлого века.

Продан за 3200 евро

«Я хочу рассказать миру о том, что происходит», — говорит 39-летний Ачаман Агахли (Achaman Agahli) — мужчина крепкого телосложения из города Агадес. Он принимает нас у себя дома, представляющего собой строение, сложенное из необожженного кирпича, где живут вместе люди и козы. Ачаман занимался перевозкой бидонов между деревнями в пустыне. Его друг предложил ему попробовать добраться до Европы, чтобы подзаработать. Он посоветовался с женой и, решившись на этот шаг, отправился в путь в июне прошлого года, забравшись в три часа ночи в кузов белого пикапа марки Toyota. Перед отправлением он услышал, как контрабандист, которому заплатили за перевозку, говорил по телефону: «Я отправляю тебе партию из 25-ти». В тот момент Ачаман не придал значения его словам. И только через некоторое время он понял смысл этой фразы.

«Сначала предполагалось, что нас довезут до города Мадамы на границе Нигера и Ливии, но мы поехали дальше, и нас оставили в Катруне, на территории Ливии. Там нас забрали ливийцы из местного племени тубу. Все они носили бороду и были вооружены. Мне сказали, что есть проблемы, кое-чего не хватает. Нас отвезли в Сабху и поместили всех в одну комнату в заброшенном здании», — продолжает он свой рассказ.

Ачаман провел под замком 26 дней. «Нам давали хлеб и молоко. Потом один из надзирателей сказал, что больше нам ничего не дадут, чтобы у нас не было сил на побег», говорит он. На 27-й день пришел какой-то ливиец и начал торговаться с главой похитителей Ачамана. На этот раз они слышали переговоры. «Я говорю по-арабски. Я их понял. Они договорились о продаже партии из 12 человек. Да, так он и сказал: партия из 12. И за каждого из этой партии, за каждого из нас, он собирался заплатить 5 тысяч ливийских динаров», — вспоминает Ачаман. В тот день его купили за 3200 евро.

«Наш покупатель отвез нас к себе домой. У него был большой дом с большим огородом в Убари — городе неподалеку от Сабхи. Это был богатый человек. Около двух месяцев я лечился, потому что был очень болен. Поправившись, я начал работать», — продолжает Ачаман. В его обязанности входило кормление хозяйского скота, уборка хлева, работа в огороде, пахотные работы и т.д. За это ему предоставляли кров и еду. Так как Ачаман говорил по-арабски, он стал доверенным человеком хозяина. «К другим он относился с презрением, а со мной обращался хорошо: не бил и не кричал на меня. Через несколько месяцев я мог свободно приходить и уходить из дома, если нужно было выполнить какие-то поручения», — продолжает повествование африканец.

Побег произошел во время одной из таких поездок. Ачаман рассказывает, как он отправился в Сабху за лекарствами, по дороге он познакомился с водителем родом из Нигера, который помог ему пересечь границу.

На прошлой неделе умерла в родах жена Ачамана. «Она так и не узнала, что со мной произошло. Я ей ничего не рассказывал, не хотел расстраивать ее», — говорит он.
Ustas вне форума   Ответить с цитированием
Ответ

Опции темы



Текущее время: 09:01. Часовой пояс GMT +3.