Тема: Бег
Показать сообщение отдельно
Старый 06.06.2018, 10:17   #271
Droboda
 
Аватар для Droboda
 
Регистрация: 25.10.2008
Сообщений: 1,998
Рейтинг мнений: 3105
Поблагодарили 7,270 раз(а) в 1,783 сообщениях
По умолчанию Re: Бег

Наступает мое любимое состояние – Одиночество бегуна. Умом я понимаю, что на расстоянии полукилометра от меня есть еще кто-то, но их уже не видно. Возможности зрения, ограниченные мощностью фонарика, не дают представления о том, что происходит вокруг. Стрекот цикад, какие-то звуки со всех сторон. Так дышит степь. Ты ощущаешь это самой границей сознания. Вся вселенная сейчас сосредоточена в полуметровом кружке света, который бежит перед тобой. Тунель света, в котором ты двигаешься на плоскости и во времени. Перемещение становиться неспешным. Мозг, привыкший к бегу на короткие дистанции, с трудом адаптируется к скорости семь и менее минут на километр. Пока еще есть силы передвигать ноги, но заставлять себя приходится все сильнее. У меня нет никакой специальной мантры, чтобы это делать. Я не разговариваю с телом, чтобы заставить сделать его еще один шаг. Я просто его делаю. А потом ещё один. И ещё. И ещё. Так, шажок за шажком, я бегу навстречу солнцу.

Начинается заря. Восход солнца в степи - невероятное зрелище. Разгулявшиеся за ночь звезды потихоньку гаснут. Левее по ходу становится видна громада озера. За спиной луна идет на убыль, а на противоположном конце горизонта, почти прямо по ходу начинает светлеть линия горизонта. Через несколько бесконечных минут уже можно выключить фонарик. Бегу и жду рассвета. Он застаёт меня аккурат на ПП на шестьдесят шестом, где я задерживаюсь на пару минут. Шестьдесят шесть километров позади. Технически это было несложно, но почему-то силы на пределе. И эмоциональные тоже. Солнце уверенно начинает карабкаться на небосвод. С семьдесят первого километра мы бежим по дороге, условно асфальтовой. Когда-то, еще в мезозойской эре она точно была из асфальта, но сейчас это, скорее, какие-то окаменелости, добытые в результате неумелых археологических раскопок. Приятно, что в лицо слегка задувает ветерок, который пока не дает понять, что такое погожий солнечный денек в этой части света.

Постепенно добегаю до Эльтона. Перед городом, чтобы обогнать состав, грозивший перекрыть дорогу, делаю небольшое ускорение. Город, пара километров по нему, уже слышна музыка, крики болельшиков. На улицах встречаются участники, хромающие после ночной ультры. Вбегаю на финиш. Всё! Ура! Я сделал это. Половина дистанции позади.

Пока я ищу внутреннюю и внешнюю мотивацию отправиться на второй круг – прибегает Денис. Полчаса сплошных сомнений в собственной способности передвигаться бегом – и мы-таки выползаем на второй круг. Первые метров двести мы еле идём, но постепенно сила тяжести помогает разогнаться и мы начинаем бежать. Бежать - это, конечно, сильно сказано. Всё-таки уже больше десяти часов на ногах, поэтому скорость, в лучшем случае, в районе семи минут на километр. Солнышко припекает. С самого старта на часах у меня отсчитываются километры и время. Поэтому, какое сейчас время, тело совершенно не понимает. У меня новые ориентиры. Двадцать четыре часа от времени старта, и это время тает, как кусок сухого льда в погожий день на асфальте. Второй круг бежим вместе, но реально разговариваем очень мало. Каждый глубоко в своих мыслях. Какие у меня в этот момент мысли? Ах, если бы я знал. Одно могу сказать - сожалений о том, почему я вдруг оказался на сотом километре пробега в ней точно нет. Есть недоумение, почему я вообще решил, что мне это по силам. И каждый шаг отдается эхом в звенящей пустоте головы, которая четко отделена от шумного разноголосья утренней степи. Сто, сто пять километров. Мы выбегаем на дальнюю часть круга. Самый сложный участок. Пейзаж до горизонта вперед однообразен до одурения. Оборачиваясь назад, ты видишь его зеркальное отображение. В этой статичной картине два тела имитируют бег, равномерно переставляя конечности. Застывшее в зените солнце плавит реальность вокруг, замуровывая тебя в степной смоле. Ты как мушка, все видишь, но пошевелиться особо не можешь. Планета нехотя разворачивает картинку тебе навстречу. Слишком неспешно, чтобы это было наяву. Двадцать почти бесконечных километров. Два с половиной часа. Двадцать тысяч шагов, дающихся с трудом. Судя по отчету с часов, на этом участке мы еще держали скорость около семи тридцати на километр. Оказывается, мы были способны бежать.

Постепенно мы продавливаем реальность и она расступается, выплескивая нас на сто тридцатый километр, где нас ждут волонтеры на Красной деревне. Здесь мы проводим неспешные сорок минут, нам делают массаж, мы от души перекусываем и отчаянно пытаемся отдалить момент выхода на финальные тридцать четыре километра. Именно здесь становится понятно, что запас времени, созданный ранее, позволяет нам даже в свободном режиме ходьбы финишировать в отведенное время. Это слегка расслабляет и даже немного мешает. Физически, несмотря на боль в мышцах, силы бежать еще есть. Психологически - заставлять себя делать это становится все сложнее. Мозг понимает, что если идти и мы все равно успеем, так зачем тогда нужно бежать? Реальных поводов с ним спорить становится меньше с каждым шагом. Здесь мы уже перемещаемся комбинированным способом - двести метров идем, два километра бежим. На пунктах питания вступаем в длительные философские беседы о смысле бытия и всего сущего, ищем ответ на самый главный вопрос Вселенной. Сильно болят подъемы ног. Голени и бедра давно в состоянии дерева, забиты и никак не реагируют на команды мозга. Мешают именно голени. Мешают особенно сильно во время ходьбы, поэтому все ещё перемещаемся преимущественно бегом. Километры совсем обленились и не собираются заканчиваться. Медленно добираемся до последнего пункта питания. Отсюда - шесть километров и три с лишним часа времени. Мы успеем даже ползком. Делаем робкую попытку побежать, которую заканчиваем через двести метров. Дальше идем пешком, хромая на обе ноги. Поселок приближается удручающе медленно, но постепенно наползает на нас. Входим в него по уже известной дороге. Нас встречает и сопровождает волонтер на велосипеде, разговаривает с нами. Уговариваю Дениса пробежать последние полкилометра до финиша. Нехотя ускоряемся и бежим. Записываю последний ролик, последний поворот. Волонтеры кричат, с трибуны что-то вещают, мы, взявшись за руки, пересекаем финишную черту. Вот теперь действительно всё.
Эльтон, как вирус поселяется во всех участниках. Им заражаешься ещё по приезду, а после финиша у тебя не остается шансов не полюбить этот старт.
Я не знаю, что здесь будет в следующем году, но если старт будет, я на него вернусь.
Droboda на форуме   Ответить с цитированием